четверг, 5 апреля 2018 г.

Матриархальное общество - одна из причин возникновения гомосексуальности



Продолжаем разбор интересностей, к которым приводит матриархальное воспитание. То есть такое, когда женщина отжала главенство в семье. Книга про возникновение гомосексуальности. Всем "выращу сама" посвящается. Цитаты из книги.


"Моё первое воспоминание, как отец играет со мной… мне было тогда около семи. Мать ушла на весь вечер, и мы с отцом играли в марблы . Мы бросали стеклянные шарики об стену или в диван. Было очень весело. В какой-то момент, видимо, два шарика ударились друг об друга и разбились, я встал на колени собирать осколки и рассёк ими ногу. Отец подошёл и сказал: «Ничего страшного. Закатай штанину, посмотрим порез» .

Здоровый родитель должен быть вместилищем для тревог и страхов своих детей. Он показывает ребёнку, как нужно справляться с этими чувствами. Для отца случившееся не было чем-то особенным, он просто помог мне. И как раз в этот момент вошла мать. Она переступила порог, увидела произошедшее и начала орать на отца. Ярость настолько переполнила его, что он не смог возразить ей и отстоять себя. Больше мы с ним не играли."

"Жалобы Альберта на родителей типичны для мужчин–гомосексуалистов: в детстве он страдал от нехватки общения с отцом и одновременно получал повышенное внимание со стороны матери. Он не мог смириться с отсутствием в своей жизни отцовского влияния и в то же время противился назойливости и вмешательству со стороны матери. Отец никогда не пытался занять свое место, а мать препятствовала тому небольшому влиянию, которое он мог оказать на сына."

"Как правило, гомосексуалисты вырастают рядом с постоянно тревожащимися матерями. Эти навязчивые, суетливые матери желают лучшего для своих сыновей, но не способны распознать их истинные потребности."

"После некоторого молчания Альберт ответил: «Я думаю, что когда я потерял внутреннее ощущение связи с матерью, появился страх. Когда я перерос маму, не осталось взрослого, с которым я мог бы идентифицировать себя. У меня было ощущение, будто меня оставили в подвешенном состоянии, бросили».
«В некотором отношении, Вы и были брошены. В критический период Вашего развития — во время фазы гендерной идентификации — Вы должны были отделиться от своей матери и с помощью Вашего отца развить мужскую идентификацию. Именно Ваш отец олицетворяет требования внешнего мира. Как сказал Фрейд, отец олицетворяет Принцип Реальности. Но Вы никогда не получали от него или какого–либо другого мужчины необходимую поддержку».



"Я объяснил, почему мальчик с гомосексуальными задатками является, как его определила Элис Миллер (1987), «ребенком, которого используют», но используют особым образом. Мать может использовать сына с гомосексуальными задатками, чтобы удовлетворить свои эмоциональные потребности, которые не были удовлетворены мужем. Правильный мальчик, которого она пытается вырастить, это искаженное женское восприятие того, каким должен быть мужчина. Отец, с другой стороны, использует мальчика с гомосексуальными задатками иным, более тонким образом. Он может проявлять любовь, но не в достаточной степени, быть доброжелательным, но нерадивым отцом. Иногда отец жертвует мальчиком, чтобы удовлетворить желание матери иметь собственного питомца; он уступает ей мальчика, чтобы мамочка была счастлива. В любом случае, мальчик в данном треугольнике утрачивает свое мужское начало. Чарли медленно произнес: «Другими словами, мать отказалась бы принять мальчика, если бы он не исключил из себя мужественность».




«Он никогда не исключал ее из себя», — заметил я. «Его просто никогда не поощряли проявить ее. Для того, чтобы сохранить расположение матери ему, возможно, даже приходиться подавить само желание проявить свою мужественность. Ради любви мамы он вынужден подавить то, что мы называем его мужскими желаниями».
«Потому что она хотела, чтобы он остался ее мальчиком навсегда??»
«Часто из–за этого. Многие матери хотят, чтобы их сыновья были хорошими, невинными, чтобы они всегда были рядом с мамочкой. Роль хорошего мальчика исключает мужественность, поскольку мужественность обозначает независимость, автономию и проявление внутренней силы», — объяснил я. — «Именно мужественность отличает мальчика он его матери. Когда она проявляется, мать начинает опасаться того, что ее сын будет не таким, как она. Некоторые матери воспринимают различие полов как угрозу."

«Впечатление такое будто, она хотела бы, чтобы он стал ее сексуальным партнером», — сказал Чарли, с отвращением сморщив лицо.
«Да», — кивнул я, — «эти матери вовсе не хотят, чтобы их сын был гомосексуалистом. Когда, спустя двадцать лет, они обнаруживают, что их сын гомосексуалист, они переживают шок и печаль. Они не осознают, что сами создали почву для возникновения этой проблемы».
«И в то время, когда мать лепит из сына милого бесполого мальчика, отец стоит в стороне!» — в голосе Чарли прозвучала злая нотка.

Я ответил: — «Точно. Одной из важнейших функций сильного и внимательного отца является прерывание комфортабельной симбиотической связи между матерью и сыном. Многие отцы движимы лучшими намерениями, например, Ваш отец, но при этом они просто не видят, что происходит».
«Т.е. у многих мальчиков была такая же мать, как у меня, но их отцы вмешались и прекратили то, что происходило. Если бы у меня был более сильный отец, который принимал участие в моем воспитании, отношения в семье были бы сбалансированы иначе».
«Именно так. И, может быть, если бы Вы сами были немного упрямее и гибче, вы, возможно, оттолкнули бы свою мать и пробились бы сквозь отцовскую сдержанность и апатичность.""В ответе Тома я слышал жалобу, которую повторяли многие из моих женатых гомосексуальных клиентов: их удручало ощущение того, что главенство в семье перешло к жене, и это вызывало у них неизбежную неприязнь к своим супругам."



"Я заметил: «Мать никогда не может заменить отца. Между матерью и сыном происходит совершенно другой эмоциональный процесс, чем между отцом и сыном. Для того, чтобы вырастить мужчину, нужен мужчина»."

«Ну» — продолжил Чарли, рассмеявшись. «Боюсь, у меня было и нечто большее — все классические предпосылки для того, чтобы стать гомосексуалистом. Я вырос в семье, которой руководили женщины: подавляющая всех мать, деспотичная бабушка и две старшие сестры. Мой отец, по существу, с самого начала решил: «Я не могу управиться с этой семейкой. Я буду рядом, буду платить по счетам, но я отказываюсь иметь отношение ко всему, что происходит в этом доме. Поэтому он мало общался с нами."

"«Мои мама и бабушка вырастили из меня маменькиного сынка. Я читал, рисовал, сидел дома, ну, в общем, типичный случай. Можно сказать, что в течение многих лет мама поглощала меня. Она использовала мою жизнь для своих целей. Ее отношения с собственным отцом были ужасными, как и с ее братом, а после и мужем. Поэтому я стал ее новым мужчиной, на которого она могла бы вывалить все свое дерьмо. Она хотела, чтобы у нее были такие отношения с мужчиной, каких она прежде не имела, и поэтому она присвоила меня себе и выжала из меня все».
«Полагаю, после этого Вам не хотелось даже приближаться к женщинам», заметил я."